На Ставрополье бизнесмены пожаловались на давление правоохранителей

Предприниматели из Ставрополья чаще своих коллег из всех регионов Северного Кавказа страдают от произвола правоохранительных органов. По данным АНО «Платформа для работы с обращениями предпринимателей», 70 процентов жалоб от бизнесменов поступает из этого региона. Об этом заместитель генерального директора платформы Наталья Васильченко заявила в своем выступлении на инвестиционном форуме «Точки роста на Северном Кавказе», который состоялся в Пятигорске в конце сентября.

— Сейчас экономика оказалась под мощным воздействием сразу двух негативных факторов — пандемии и обвала цен на нефть. Увеличивается и силовое давление на предпринимателей со стороны правоохранительных органов. Больше всего жалуются представители строительной отрасли и сферы бытового обслуживания. Как правило, их огульно обвиняют в мошенничестве, неуплате налогов, повреждении чужого имущества, — отметила Васильченко.

Ставрополье входит в первую пятерку регионов по количеству жалоб от предпринимателей, лишь немного уступая Москве и Московской области. Обычно речь идет о незаконном, по мнению предпринимателей, возбуждении уголовных дел, аресте имущества, изъятию финансовой документации.

Представители «Платформы» привели примеры обращений:

«Прошу вас провести тщательную проверку в отношении должностных лиц ОМВД по Петровскому району Ставропольского края, которые сфабриковали в отношении меня уголовные дела за преступления, которые я не совершал, и принуждали к даче признательных показаний. Уголовные дела по одному и тому же эпизоду возбуждали шесть раз», — пожаловался предприниматель из Ставрополя.

Свои обращения бизнесмены присылают не анонимно, наоборот, предоставляют исчерпывающие данные о себе и своей деятельности: вплоть до налоговых деклараций, документов, подтверждающих права собственности и так далее. Чем полнее комплект бумаг, тем больше вероятность, что юристы платформы смогут помочь.

Главная проблема здесь даже не в том, что человека могут незаконно обвинить: как правило, суд беспристрастен и дело решается в пользу предпринимателя. Гораздо больнее бьет остановка бизнеса, которая может возникнуть из-за уголовного дела и лишить малое или среднее предприятие дохода, а значит, привести к банкротству.

«Из-за уголовного преследования я не могу полноценно участвовать в ведении бизнеса, заключении контрактов, так как мое имя связывают с придуманным уголовным делом, к которому не имею никакого отношения. Цель следователя — приостановить и всячески препятствовать деятельности компании. Я сталкиваюсь с некомпетентными следственными действиями, на скорую руку написанными доводами, непониманием процессов государственного заказа и механизмов ценообразования, правил этики поведения», — написал другой бизнесмен в начале сентября.

— В целом по России предприниматели чаще всего жалуются на возбуждение уголовных дел, связанных с мошенничеством (ст. 159 УК РФ), им вменяют преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ), присвоение и растрату (ст. 160 УК РФ). Все это касается и Ставропольского края, — говорит она.

Эксперты сходятся во мнении, что помощь бизнесменам сейчас только набирает обороты и в ближайшем будущем станет более быстрой и эффективной. Однако пока предприниматели продолжают сталкиваться с произволом силовиков, и многие не обращаются за помощью, опасаясь потерять свое дело.

Мнение

Павле Мрвалевич, сопредседатель Ставропольского краевого отделения Общероссийской общественной организации «Опора России», член Общественной палаты региона:

— На Ставрополье действительно больше обращений по поводу действий правоохранителей, чем в других регионах СКФО. Связано это еще и с тем, что в республиках так называемые диаспоральные отношения до сих пор имеют силу, то есть в случае проблемы вы звоните в полицию, а в соседних республиках вызывают… своих товарищей. Это не значит, что там меньше давления на предпринимателей. Но показательно, что на платформу не поступило ни одного обращения от бизнесменов Чечни.

Правоохранители иногда воспринимают бизнес как дойную корову. Получил предприниматель какой-то грант или субсидию — а это открытая информация, — его легко найти. Но ситуация меняется. Сейчас намного легче привлечь внимание СМИ и пользователей соцсетей к данной проблеме.

Со стороны государства в целом предпринимаются верные шаги для решения проблемы. Но тут надо понимать, что есть определенная инерционность процессов: к нам из центра все докатывается с опозданием и долго налаживаются новые механизмы взаимодействий.