21 марта министру иностранных дел России исполняется 70 лет 

"Мне платят не за то, чтобы я был оптимистом".

Высказывания Сергея Лаврова

Описание

ТАСС-ДОСЬЕ. 21 марта 2020 года исполняется 70 лет министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову. Подборка его высказываний, сделанных в разные годы, — в материале ТАСС. 

Об интересах и союзниках России

"Мы готовы дружить со всеми, мы выражаем готовность к партнерству со всеми, кто готов к нему на равноправной основе. Продвигая эту линию надо помнить, что наши союзники — армия, флот и воздушно-космические силы" (в прямом эфире на сайте "Комсомольской правды" 31 мая 2016 года).

"У России есть интересы, и об этом люди должны помнить. У России есть "красные линии". Я считаю, что серьезные политики на Западе понимают, что эти "красные линии" необходимо уважать, так же как их уважали во время холодной войны" (интервью газете "Коммерсантъ" 22 января 2018 года).

О суверенитете

"Кому-то не нравится, что мы не торгуем своим суверенитетом, но иначе быть не может" (в ходе форума "Территория смыслов на Клязьме" 24 августа 2015 года).

Об отношении к русским в Европе

"Привычка не воспринимать русских как своих присутствует в Западной Европе столетиями" (в ходе выступления на заседании Российского совета по международным делам 4 июня 2014 года).

Об отношениях с Западом

"Не было бы Крыма и юго-востока Украины, Запад придумал бы что-нибудь еще. Поставлена цель: любой ценой вывести Россию из равновесия. Задача сформулирована давно" (интервью ТАСС 11 сентября 2014 года).

"Но сейчас такая ситуация в мире, <…> что если будут опускать железный занавес, то ненароком могут себе чего-нибудь прищемить" (интервью "Радио России" 19 ноября 2015 года).

"Сам термин "международное право" все меньше используется нашими западными коллегами. Они предпочитают говорить о неком "порядке, основанном на правилах". Как показывает практика, эти правила они изобретают каждый раз под свои нужды и пытаются убедить всех остальных, что это и есть многосторонние решения, которым все остальные должны следовать" (интервью "Известиям" 5 сентября 2019 года).

Об отношениях с США

"Перезагрузка [отношений с США] не может продолжаться вечно… Если это компьютерный термин, то всем должно быть понятно, что вечная перезагрузка — это сбой в системе, она зависла" (на пресс-конференции для журналистов в Москве 23 января 2013 года).

"Для танго нужны двое. Пока, по-моему, наши американские партнеры исполняют раз за разом индивидуальный брейк-данс" (на встрече со студентами и преподавателями МГИМО 1 сентября 2017 года).

"В Вашингтоне есть бюрократия, которая взращена на антисоветчине, сейчас — на русофобии, которая хочет переждать любые позитивные нотки, звучащие порой из Белого дома в отношении необходимости налаживать с Россией нормальные отношения" (интервью газете "Коммерсантъ" 26 сентября 2019 года).

Про политику РФ на Ближнем Востоке

"Наше влияние, например, в Сирии мы хотим использовать для того, чтобы там был мир, безопасность, чтобы этот регион с уникальной этноконфессиональной мозаикой не разрушился, не стал очередным прибежищем террористов и прочих нехороших людей. Нам важна безопасность, нам важно сосуществование культур, цивилизаций, религий. Нигде из тех частей Ближнего Востока, где Россия так или иначе проявляет активность, не происходит из-за наших действий какого-либо разобщения, размежевания этносов, конфессий и цивилизационных структур" (выступление и ответы на вопросы на сессии по российской политике на Ближнем Востоке Международного дискуссионного клуба "Валдай" 2 октября 2019 года).

Про переворот на Украине в 2014 году

"…Реакция Запада на приход путчистов к власти в Киеве в 2014 году — все эти санкции, требования, осуждение — нас убедила только в одном: в этом мире полагаться нужно только на себя, как нам советовал Александр III" (выступление и ответы на вопросы на сессии по российской политике на Ближнем Востоке Международного дискуссионного клуба "Валдай" 2 октября 2019 года).

Об ООН

"…Ооноцентричная система миропорядка, несмотря на все испытания, сохраняет устойчивость, обладает большим запасом прочности. Она — своего рода страховочная сетка, гарантирующая, если уважать Устав, мирное развитие человечества через нахождение баланса порой весьма противоречивых интересов различных стран (выступление на общеполитической дискуссии 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 27 сентября 2019 года).

О Группе восьми

"Восьмерка — клуб неформальный, членских билетов никто не выписывает, выгнать никто никого не может. Если наши западные партнеры считают, что этот формат исчерпал себя, значит, так тому и быть. Мы за него не цепляемся" (на пресс-конференции по итогам встречи с госсекретарем США Джоном Керри в Гааге 24 марта 2014 года).

О Евросоюзе

"Евросоюз — ненадежный партнер, поскольку продолжает играть в геополитику "с нами или против нас"" (интервью газете "Коммерсантъ" 26 сентября 2019 года).

О Европе

"Мы Европу не теряли, мы ее потерять не можем. Европа без России не Европа <…> Россия не раз спасала Европу от самой Европы" (в эфире программы "Вечер с Владимиром Соловьевым" на телеканале "Россия-1" 25 декабря 2014 года).

О прекращении действия ДРСМД

"Логика всех американских подходов <…> заключилась только в одном: вы нарушаете Договор, а мы его не нарушаем. Поэтому вы в России обязаны сделать то, что мы от вас требуем, а мы ничего делать не должны. На такой позиции далеко не уедешь" (пресс-конференция 16 января 2019 года).

"США успокоит только полное уничтожение ракет, пусковых установок и всего сопряженного оборудования под американским контролем. Это достаточно хамская позиция" (интервью газете "Коммерсант" 26 сентября 2019 года).

О СНВ-3

"Наша позиция заключается в том, что, прежде, чем мы нащупаем пути развития диалога о поддержании стратегической стабильности уже в новых условиях, мы не имеем права и не можем позволить себе роскошь потерять Договор СНВ-3" (интервью "Известиям" 5 сентября 2019 года).

О санкциях Евросоюза

"Я, честно говоря, перестал следить за тем, какие договоренности принимаются в Евросоюзе, какие сроки назначаются для рассмотрения очередных черных, серых или другого цвета списков (санкционных — прим. ТАСС-ДОСЬЕ)" (на пресс-конференции в Мариборе по итогам переговоров с руководством Словении 8 июля 2014 года).

"На разных международных форумах то один, то другой министр из стран, объявивших России санкции, отводят меня в сторонку и, крутя пуговицу на пиджаке, просят войти в положение. Мол, мы не хотим, но заставляют. Консенсус, солидарность…" (интервью ТАСС 11 сентября 2014 года).

О "вмешательстве" России в выборы разных стран мира

"Без единого доказательства, как вы знаете, нас обвиняют во вмешательстве в выборы не только в США, но и в европейских государствах. Недавно нас обвинили в том, что в Москве принимаются решения, какого министра назначат в ЮАР. В общем нет предела фантазии. Для противодействия выдуманной опасности со стороны Москвы создаются различные структуры антироссийской направленности. <…> Эти шаги <…> напоминают охоту на инакомыслящих и вряд ли будет способствовать восстановлению доверия" (выступление и ответы на вопросы на встрече с членами Ассоциации европейского бизнеса в РФ 31 октября 2017 года).

"Пока мы не увидим фактов [подтверждающих российское вмешательство], все остальное будет трепотней. Извините за не очень дипломатичное выражение" (выступление и ответы на вопросы на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 17 февраля 2018 года).

О конфликтах

"В дипломатии есть принцип взаимности, его никто не отменял, и этот принцип будет применяться последовательно. Так что — ну если так говорить уже, как раньше в детстве, — кто первый начал, тот и должен остановиться. Мы не хотим уподобляться детским играм, но пока наши партнеры занимаются ровно этим" (на пресс-конференции с главой МИД Бангладеш в Москве 2 апреля 2018 года).

О вежливых людях

"Мы никого не заставляем, никого не шантажируем какими-то угрозами, что если не проголосуете, как нам надо, мы вам помощь обрежем. <…> Это не наши методы. Мы не будем шантажировать, мы не будем угрожать. Мы все-таки вежливые люди" (на первом Форуме молодых дипломатов 25 апреля 2014 года).

О СССР

"Ну, верить, как сказал поэт и дипломат, можно только в Россию, а СССР он не имел в виду. Поэтому я верю в Россию… Верить в воссоздание конгломерата — это, по-моему, очень абстрактно" (интервью радиостанции "Эхо Москвы" 23 февраля 2010 года).

О дипломатии

"Наши дипломаты привыкли видеть в трудностях стимул к творческой деятельности" (интервью агентству Интерфакс 28 декабря 2017 года).

"Договариваться надо. По большому счету это и есть дипломатия — умение договориться" (интервью "Известиям" 5 сентября 2019 года).

"Я, кстати, готов отстаивать точку зрения о том, что неправильно считают ту профессию, которая была древнейшей, потому что древнейшая профессия все-таки дипломатия. Поскольку сначала нужно договориться" (в ходе беседы со студентами Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта в Калининграде 6 июня 2017 года).

О себе

"Мне платят не за то, чтобы я был оптимистом" (комментарий прессе перед началом переговоров по ядерной программе Ирана в Лозанне 29 марта 2015 года).

"Меня трудно вывести из себя. Но проверять не стоит" (интервью ТАСС 11 сентября 2014 года).

"Скажу искренне, без ложной скромности: ни на один из своих постов, ни на одну из должностей, на которые меня назначали, я не просился. Если то, что я делал, было сочтено правильным, полезным для страны, мне остается только испытывать чувство глубокого удовлетворения, как у нас было принято говорить" (в программе "Интервью с Марией Бондаревой" на телеканале "Россия-24" 14 октября 2019 года).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here