Что будет с братской могилой времен ВОВ в Тульской области

В Белевском районе Тульской области местные власти решили перенести братскую могилу времен войны с окраины деревни Стрешнево, в которой почти не осталось жителей, в мемориальный комплекс «Курган Бессмертия» возле райцентра. Однако выкопали лишь часть останков, и разгорелся скандал. Да причем такой, что власти дали задний ход — готовятся все закопать обратно.

…Где мемориальная табличка с именами павших — неизвестно. А памятник и остальные тела — на прежнем месте. Только теперь вокруг развороченная земля, порубленные кусты и деревья, да береза, разбитая в щепы, как от прямого попадания снаряда. И над всем этим возвышается на постаменте солдат с автоматом.

Судьба памятника, как и тех, кого он все еще охраняет, стала предметом для острых вопросов. Прокуратурой района начата проверка обращения местных жителей на действия чиновников.

— Есть Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ». По нему — пункт 3 статьи 64 — братская могила является памятником регионального значения. А по пункту 9 статьи 9 этого же закона перемещение объекта относится к полномочиям правительства РФ, — пояснил прокурор района Александр Попов. — Все работы, которые так или иначе связаны с этими объектами или землей, регламентируются этим законом. Проверка пока не закончена. Но инспекцией по охране памятников вынесено предписание местной администрации о приостановлении всех работ.

Опустевшие деревни и плохие дороги не могут служить поводом переносить братские могилы времен Великой Отечественной войны

В 1941 году Белевский район был оккупирован фашистами. Бои за освобождение Белева были очень тяжелые. Сегодня на околице чуть ли не каждой деревеньки есть братские могилы.

Как правило, над ними стоит гипсовый или бетонный памятник, вокруг оградка — где чугунная, где обычный штакетник. На небольшой территории района 44 воинских захоронения. По официальным данным, в них покоятся более 11 тысяч солдат и офицеров. По неофициальным — на участке фронта длиной в 40 километров погибших значительно больше — каждый год поисковые отряды находят в этих местах останки непогребенных бойцов.

— На территории сельского поселения Правобережное, в которое входит и деревня Стрешнево, 15 братских захоронений, — сообщил при нашей встрече глава этого поселения Александр Зайцев.

Уроженец Стрешнева Александр Петрович Корзюков — один из двух человек, постоянно проживающих в деревне, вспоминает, как школьником вместе с другими ребятами ходили по весне приводить братскую могилу в порядок после зимы.

— Приходили ветераны, рассказывали про войну и про то, что было после. И так было во всех деревнях. Не знаю, кому и зачем понадобилось переносить захоронение. Лежали бы они там, что трогать? Место для упокоения хорошее, а разговоры о том, что рекой берег подмывается, — от лукавого. Видно даже по раскопу — он на том же уровне, что и памятник. Никуда могилы не сместились, — рассуждает пенсионер.

Добавим: по закону «О погребении и похоронном деле» создаваемые, а также существующие места погребения «не подлежат сносу и могут быть перенесены только по решению органов местного самоуправления в случае угрозы постоянных затоплений, оползней, после землетрясений и других стихийных бедствий».

Стихийных бедствий на окраине деревни Стрешнево не было. От памятника до реки больше 10 метров, до края оврага — около четырех.

Тем не менее 9 сентября 2019-го был составлен акт проверки состояния братского захоронения. Основной вывод: мемориал находится в труднодоступном месте, члены комиссии добирались до места пешком по оврагам, памятнику грозит оползень, а его посещение зависит от погодных условий — в распутицу не добраться.

На основании такого, мягко скажем, «документа» собрание депутатов муниципального образования Правобережное 8 октября обратилось с ходатайством о перезахоронении останков в братскую могилу мемориального комплекса «Курган Бессмертия» Белевского района.

Финальным документом, разрешающим перенос, стало постановление районной администрации: подпись главы появилась 21 октября.

Что будет с братской могилой времен ВОВ в Тульской области

Местные жители в отличие от местных чиновников не увидели поводов к перезахоронению. Фото: Елена Шулепова

А в начале ноября могила уже разрыта, найденные останки отправлены на хранение в монастырь.

Судя по следам колес и рассказам очевидцев, на месте работала тяжелая техника. Предварительных исследований грунта специалистами не проводилось. Обращений в инспекцию по охране памятников не было. О работе в архивах по уточнению именной информации о захороненных ничего не известно. Материалов фотофиксации — до начала раскопок, в процессе эксгумации и по ее завершении — от выполнявших эти работы добиться никто не может…

Такое впечатление, что законы пишут одни люди, а другие их просто не исполняют.

В паспорте братского захоронения № 30 указано, что под деревней Стрешнево покоятся бойцы, умершие от ран в 131-м хирургическом полевом подвижном госпитале. Из 110 погребенных в этой братской могиле для перезахоронения в курган извлекли останки 41 человека. Еще шесть, как сообщил глава поселения, остались под обелиском, который по-прежнему стоит на месте. Почему именно шесть?

— Известно, что в госпитале умерли от ран 47 человек, останки 41 достали, значит, осталось шесть, — полагает Александр Зайцев.

Даже если так, где остальные? И кто объяснит, чьи имена указывать на плитах в случае переноса на курган?

Как рассказали работающие в Белевском районе поисковики и краеведы, это не первое воинское захоронение, исчезнувшее таким образом. Весной 2019 года в «Курган Бессмертия» переместили останки бойцов из могилы под деревней Погорелое. На очереди — захоронения в деревнях Башкино и Ртищи.

— Опустевшие деревни — не повод переносить братские могилы, как и трудности проезда к ним в распутицу. В любом случае при переносе на курган должна быть проведена серьезная работа по уточнению списков погребенных, — говорит Евгений Барбашов. — После войны и в 50-60-е годы с перезахоронениями много накосячили, теперь опять начинают? Администрация нашла добровольцев, которым все равно где копать. А ведь госпитальное захоронение — это уже эксгумация. Зовите криминалистов, археологов. Но это дорого и долго…

— Надо делать нормальную поисковую работу. Госпитальные захоронения — это вообще особое дело. Они могут быть глубже — ведь хоронили не как на передовой, не в спешке — и обширнее, — продолжил тему один из основателей поискового движения в Тульской области Олег Золотарев. — Да и зачем вообще копать госпитальные захоронения, когда непогребенных бойцов по лесам еще тысячи лежат?!

Взгляд

Бульдозерная атака

Что, собственно, произошло? Отчего такой резонанс вокруг одной из множества братских могил на территории Тульской области? Потому что предпосылки у ситуации типичны и она чревата повторениями.

В районе, где в годы войны шли ожесточенные бои и осталось много воинских захоронений, решили «оптимизировать» расходы на их содержание. А заодно снять проблему проезда в труднодоступные места. Нет могилы — не будет и такой проблемы. Выход увидели самый простой: одну за другой перенести все такие могилы в райцентр, где под них уже распланировали места на новодельном «Кургане Бессмертия» — пафосном и пустынном месте на окраине Белева.

Все бы ничего: решили переносить — переносите. Но с чего начали и как это сделали?

Выбор пал на братскую могилу у деревни Стрешнево — учтенную, с паспортом в ОБД и памятником в окружении сорокалетних берез. Составили наскоро акт осмотра: «Захоронение в опасности». И отрядили туда группу малоизвестных «поисковиков», с ними — колесный экскаватор. А те, не разобравшись предварительно, кто и когда захоронен в этой могиле, управились за два-три дня: березы спилили, ям и отвалов наделали, кости, что нашли, в мешки поскладывали. Да сами же и признались: под памятником достать останки не смогли — человек трех-четырех, а может, и больше.

Руку взяли, ногу оставили…

Разрытые могилы и белый памятник над ними так и бросили. Ограду и плиты с именной информацией о захороненных свалили под стеной дома у ближайшего фермера.

Михаил Булдаков, командир местного отряда «Штурм», который вызвался перенести учтенное захоронение, задним числом пытался оправдаться перед другими поисковиками, откровенно осудившими его действия. «Через пять лет захоронение было бы смыто, и пришлось бы тела доставать из оврага. Это уже были бы нецелые скелеты», — пугал он доверчивых бабушек в эфире телеканала «Тульский-1».

Вместе со съемочной группой не поленился еще раз съездить в Стрешнево, чтобы вышибить слезу сочувствия у телезрителей: какая, понимаешь, дорога неровная! А чтобы ручей по худому мостику переехать, надо исхитриться пару кирпичей в колею положить…

Проблема с такими ручьями, конечно, глобальная. Что в Белеве, что в подмосковной глубинке или на соседней с ней Смоленщине. Ну никак ее не решить! А те мостики и гати, что в этих местах еще в войну саперы наводили, конечно, кое-где прохудились за 77 лет. Да и что с ручьями-мостиками возиться — куда проще последних стариков оттуда выселить, и дело с концом. А к братской могиле за костями экскаватор пошлем, ему ручей по колено…

Когда информация про экскаватор в Стрешневе и другие детали этой истории появились на поисковых сайтах, а в СМИ — жуткие фото развороченного захоронения, местные руководители переполошились. Вновь отправили в Стрешнево трактор: траншеи засыпали, кучи земли вокруг памятника как сумели разровняли. И решили срочно, не откладывая до июня будущего года, а уже нынче, в День Неизвестного солдата, прикопать поднятые останки у «Кургана Бессмертия».

Народ в сетях и на поисковых сайтах возроптал пуще прежнего. И что, вы думаете, было дальше? В администрации Белевского района провели общественные слушания и дали обратный ход: заявили, что останки с большими почестями перезахоронят… ОБРАТНО в Стрешневе!

Такого, признаться, припомнить не могу. И не подберу слов, как правильно назвать-квалифицировать действия должностных лиц, давших санкцию на экскаваторный церемониал с бульдозерными почестями.

Александр Емельяненков

От редакции

Ждем, что скажут прокурор, родные и законодатели

Ситуация, в которой по заданию редакции детально разбиралась собственный корреспондент «Российской газеты» в Тульской области Елена Шулепова, с одной стороны, не имеет прецедента, а с другой — очень показательна и может, увы, в разных вариациях иметь повторения. Чтобы завтра не случилось чего-то подобного в других местах, мы решили сделать эту историю максимально публичной. А еще потому, что финал у нее пока остается открытым.

Хотя глава сельского поселения Правобережное Александр Зайцев уже сообщил нашему собкору: «Планируем поднятые останки солдат захоронить с почестями 24 или 25 декабря — в зависимости от погоды. После этого братское захоронение в Стрешневе будет благоустроено».

Однако прежде, как нам кажется, свое слово должны сказать органы прокуратуры, которые осуществляют надзор за соблюдением законов, когда это связано с увековечением памяти погибших защитников Отечества и охраной мест их погребения. В «Российской газете» ждут официального сообщения о результатах начатой проверки и выражают надежду, что это не случится на следующий день после того, как братская могила в Стрешневе и память упокоенных там защитников Родины подвергнутся публичному надругательству в третий раз. Просим рассматривать эту статью как официальный запрос в прокуратуру Тульской области.

Уверены, что свое мнение выскажут дети, внуки и правнуки тех, кто был захоронен в Стрешневе, а также другие наши читатели, потерявшие на войне своих близких. Хотят они в подобных ситуациях перезахоронения или нет? И что сейчас делать в описанном случае?

Мы также рассчитываем, что обстоятельствам всего произошедшего в Тульской области, включая действия или бездействие должностных лиц, будет дана оценка в Управлении минобороны по увековечению памяти погибших при защите Отечества, а также в профильных комитетах и комиссиях Госдумы, Совета Федерации и Общественной палаты Российской Федерации.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here